• 1.jpg
  • 2.jpg
  • 7.jpg
  • 9.2.jpg
  • 9.jpg
  • 10.jpg
  • 11.jpg
  • 14.jpg
  • 15.jpg
  • 16.jpg
  • 34.jpg
  • 35.jpg
  • 20131128_230849.jpg
  • _12.jpg

Язык твой - враг мой. О неумеренной женской болтливости.

 

Журнал "Лилит" апрель 2010 года
Галина Зайцева
Наш кон­суль­тант - Оль­га По­пей­ко, пси­хо­лог

Иногда женская разговорчивость переходит все разумные границы и мешает жить. Она отталкивает от нас деловых партнеров, мужей и потенциальных подруг и обрекает - какой парадокс - на одиночество. Девочки, умоляю вас - не переходите грань! Говорите меньше. Еще меньше. Или хотя бы замолкайте вовремя. И будет вам счастье!

Перед нами три классических варианта нашей неумеренной болтливости. Вообще-то таких вариантов можно отыскать куда больше, просто эти встречаются чаще.

 

Про капусту и хуннов

Прошлой осенью я представила Наталью, милую даму 38 лет с высшим филологическим образованием, известному российскому профессору психологии, который был мне знаком еще по студенческим годам. Наталья очень хотела пригласить профессора на свой литературный семинар в качестве почетного гостя. Дело происходило на скромной дружеской вечеринке в квартире общих знакомых.

Сначала ничто не предвещало беды. Все выпили за дружбу. Беседовали о путешествиях. Моя приятельница пожирала светило глазами. А потом коротко проинформировала его про круиз по Нилу, в котором принимала участие. Профессор, человек в высшей степени «комильфо», выслушал ее внимательно. Тогда она перешла к своей поездке в Гонконг. Профессор задал ей вопрос. И тут Наталья сорвалась. Она говорила безостановочно - об устрицах и жареных скорпионах, о жирном твороге и низкокалорийной капусте, о поклонниках бога Амона Ра и о диких гуннах, которые, если верить историку Гумилеву, на самом деле - культурные «хунны», дикие снаружи и несчастные внутри. Эти хунны покинули родину, так как земля на ней утратила плодородие, и направились на Запад. По дороге они забежали в приволжское село, где жили предки моей приятельницы, и отметили ее, через прапрапрапрабабушку, раскосыми глазами и неукротимым темпераментом.

Профессор давно умолк и только вздыхал. Муж приятельницы попытался ее отвлечь - она толкнула его локтем, чтобы не мешал. От прилива мыслительной энергии коротко остриженные черные волосы на ее голове встали дыбом - да, без хуннов тут точно не обошлось. Подавленные интеллектуальным превосходством Натальи гости потянулись к выходу. Профессор тоже вознамерился уйти.

Наталья последовала за ним и говорила про календарь майя и конец света в 2012 году. Я тщетно дергала ее за рукав. Воспитанный профессор замер у вешалки. Из-за спины профессора его жена - элегантная седая дама в синем костюме «шанель» - показывала жестами, что я должна задушить свою приятельницу, оглушить ее, провести борцовский захват и свернуть ей шею, заткнуть горло кляпом. Приятельница смотрела на профессора магнетическим взором, как кобра на птенчика. Она не видела никого, кроме него, не слышала ничего, кроме своего голоса.

И тогда профессор сказал: «Извините», схватил пальто с вешалки и, не прощаясь с хозяевами, побежал вниз по лестнице. Жена, с шубой под мышкой, припустила за ним. Я удержала Наталью за левую руку, муж - за правую. Она встряхнула головой, словно приходя в чувство, и посмотрела на нас осмысленным взором.

- Хороший был вечер, правда? - сказала она. - Как ты думаешь, он придет на мой семинар?

Он не пришел.

 

Отчего она болтала

Наталью подвели эгоцентризм, жажда славы и сильный стресс. Она хотела стать звездой вечеринки, утратила контроль надо собою из-за сильного желания произвести на профессора хорошее впечатление и вошла в трансовое состояние. Как показали исследования американских нейрофизиологов, говорящая женщина испытывает почти эротическое наслаждение от процесса артикуляции и от звуков собственной речи - вот ее и понесло. Мужчина тоже не прочь разговорами привлечь к себе внимание, но у него есть одна особенность: он рано или поздно все расскажет и замолчит сам. Женщина-звезда - никогда в жизни. Исчерпав свои познания, она начнет второй, третий, пятый виток по тому же кругу. У нее в голове нет ограничителя функций - не предусмотрен природой. Вместо кнопки «стоп» природа дала ей мужчину. И если в компании не найдется мужчины, способного ее прервать самым радикальным образом – сделать резкое замечание или встать и уйти, такая женщина-звезда уболтает до обморочного состояния всех присутствующих.

И тем не менее подобный «фонтан красноречия» - самый терпимый вариант женской болтливости. С такой дамой можно жить, дружить и поддерживать деловой контакт - не каждый день к нам видные профессора приезжают, а с теми, кого она видит постоянно, ей «звездить» не хочется. Припадками болтливости она вредит только себе. Если, конечно, ее подруги не отличаются конкурентностью и не пытаются ее переговорить, чтобы отвлечь внимание на себя.

 

«Знаете ли вы Федю Брамса?»

«Знаете ли вы Федю Брамса? Есть еще венгерский композитор Брамс, однофамилец Федора», - этой незабываемой фразой Лилия, миловидная блондинка чуть за сорок, стоматолог и совладелица стоматологической клиники, известна в кругу своих знакомых. Она вполне благополучна, у нее второй муж, нотариус, и дочка пятнадцати лет. Лилия непрерывно рассказывает про своих знаменитых друзей и подруг. Судя по ее словам, чуть ли не все звезды нашего шоу-бизнеса и бомонда вхожи к ней в дом, лечат у нее зубы, воспаленные десны и расшатанные нервы, льнут к ней за советом. И все они для нее «чудесные человечки» - а не люди. И через слово она спрашивает: «Вы слышали про актрису К.? Бедняжка, у нее умерла мать, она с честью выдержала этот удар, правда, каждый день звонит мне за утешением, и я делаю что могу». «Банкир З., тот, у которого дом в Юрмале возле виллы банкира В., вчера пришел ко мне с зубной болью и задал вопрос, который возник перед ним позапрошлой ночью. Ему надо было посоветоваться со вдумчивым и способным его выслушать человеком...»

Она говорит столь много, что в ее способность хоть кого-то выслушать не верится. Речь ее льется плавным потоком. И что бы ты ни вставила в ее монолог про «бедных человечков», она сделает паузу, вздохнет, прикрыв глаза, и зажурчит опять насчет своих известных подруг, которые отнимают у нее все силы и все время, но ей «для такого замечательного человечка» ничего не жаль. Притом Лилия - отличный специалист по реставрации зубов, и к ней записываются в очередь за два-три месяца.

Общаться с нею утомительно и неинтересно: хоть бы гнусную сплетню про кого-то рассказала, чтобы ужаснуться, - нет, одни славословия. Ее муж дома только ночует и весь день проводит в делах.

Ровесница Лилии, незамужняя Полина, без умолку рассказывает про любовников и поклонников. И Артур к ней заходил, и Давид ей цветы дарил, и Петр Васильевич от нее глаз не отрывает. И делится она с окружающими вовсе не деталями своих необычных, развратных и пикантных похождений. Ничего подобного! Излагает истории про взгляды украдкой, вздохи, романтичные мейлы, первые свидания, и это - в сорок лет!

 

Отчего она болтает

Постоянные рассказы про знаменитых приятельниц и влюбленных мужчин выдают, во-первых, одиночество, во-вторых - стремление повысить свою ценность в глазах окружающих – «смотрите, какая я великая, как меня все любят, какие люди ищут встреч со мной». К неудержимой болтовне на публике такую даму подталкивает жажда общественного признания. При этом реальные факты – есть ли друзья, преследуют ли вниманием поклонники - уже неважны. Можно и соврать, и преувеличить - главное, произвести впечатление и выглядеть востребованной. И чем больше разговоров о себе в связи с великими людьми, как у Лилии, - тем жажда признания ненасытнее, а ощущение внутреннего одиночества острее.

Отчего ж бедняжка так одинока? И возникает неприятное подозрение - оттого, что она никому ничего хорошего не дает. Скорее всего, от Лилии ни истинного тепла не допросишься, ни сопереживания, ни нежности, и будь иначе - не стал бы ее муж-нотариус сутками документы составлять. Не умеет и не хочет она делиться тем, что имеет, и даже сплетнями не развлечет в благодарность за наше внимание к ней. Ничего от нее не получишь, кроме списка имен тех, с кем она на юбилее или светском приеме сфотографировалась. Зубы у нее лечить можно. А дружить с нею – наверное, не стоит. Она тебя поместит в свой фотоальбом - если ты известный человек, чтобы всем ссылаться на знакомство с тобою, и притом вряд ли тебя выслушает и искренне посочувствует.

Полина, которая на основе брошенного в ее сторону мужского взгляда целые романы сочиняет и болтает про них без умолку, как-то теплее и к душе ближе. Ее сложности не столь тотальны, как у Лилии, и касаются отношений с мужчинами. Она боится постареть и остаться недолюбленной. А ты - не мужчина, и ее проблема проходит мимо тебя. Она даже особо и не завидует твоему успеху у противоположного пола или семейному счастью – наговорит в ответ десяток наполовину вымышленных историй, ты сделаешь вид, что поверила, восхитишься - и она успокоится, и гадости тебе никогда делать не будет.

 

Что вижу - о том пою

Разговорчивость Кристины вводит собеседников в ступор. Она непрерывно делится с окружающим ее миром тем, что читала, видела и слышала. Поскольку информация никакому осмыслению, анализу и переработке не подвергается, возникает ощущение, будто бы на тебя опрокинули контейнер с хламом. В ее речах все настолько вперемешку, что даже важное и нужное - забавные наблюдения, интересные факты - отвергается вместе с пустяками: чем завтракала и кого в лифте встретила. Она не нуждается в наводящих вопросах и замечаниях, в словах, звуках и знаках одобрения со стороны собеседников - наверное, того ученого-механика, кто первым задумался о вечном двигателе, на эту идею натолкнул подобный неумолкающий феномен.

Кристине присуща ее личная особенность - сколь далеко бы ни увел ее ход ассоциативной мысли, она всегда вспомнит, на каком моменте основной истории остановилась, и продолжит. Поэтому от нее хотя бы мигрени не бывает: в ее речах сохраняется смысловой стержень. Куда хуже, когда болтливая дама говорит обо всем сразу, ничего не завершает и перескакивает с одной темы на другую. Ты напряженно пытаешься уследить за ходом ее мысли и вдруг понимаешь - а мысли-то и нет. И сразу от такой неожиданности начинает сжимать виски.

 

Отчего она болтает

А это такой способ навести порядок в голове: все из нее вон выбросила, включая воспоминания, на слух оценила, нужное оставила в памяти - остальное пусть улетает в мировое пространство. Некоторые женщины подобным образом в шкафах убирают: всю одежду - на пол, а потом решаем, что на зиму прячем, что на плечики вешаем, что подруге отдаем, что в мусорник выносим. Обычно люди систематизируют свои мысли молча, в покое. Но все мы устроены по-разному, и кое-кто проветривает разум, вытряхивает и пересматривает свои наблюдения, идеи и переживания вслух с помощью тех, кто на пути встречается.

Поскольку этот процесс касается внутренних особенностей личности, а не ее взаимоотношений с миром, такая подруга вполне адекватна в житейских вопросах и не обижается, когда ее прерывают. Дружить с нею можно. Если она умна - ей подкидывают идею и допытываются, что она по этому поводу думает. Замолчать-то она не замолчит, но что-то полезное или интересное скажет. В ней нет эгоизма Лилии и замкнутости на своей проблеме Полины, поэтому ей можно впихнуть в уши свою историю. Она выслушает, вникнет и даже даст совет и посочувствует. А если внушить ей идею «пиши книгу» или «веди дневник» - считай, что тебе повезло. Начнет систематизировать содержимое своей головы в процессе написания и будет меньше болтать.

А с мужчинами ей трудно: пришел он домой с мечтой о покое, так как уже выговорил на работе все отпущенные ему мужской природой семь тысяч слов. А она начинает болтать. И не умолкает. И даже не обижается на «замолчи, дура!», потому что у нее характер покладистый. И говорить продолжает. Он чувствует себя с нею больным, опустошенным и издерганным и жаждет уединения даже ценой развода. С нею мужу надо спать в разных спальнях или жить на разных этажах, а встречаться для секса и за завтраком. И тогда все будет нормально.

 

С каждым может случиться

Даже самую молчаливую женщину может настигнуть приступ неудержимой болтливости.

- При сильном стрессе - на деловом собеседовании, на встрече с важным человеком. Адреналин - в крови, но убежать нельзя, драться и прятаться под столом - тоже. Единственно возможная форма реализации бешеной адреналиновой активности - говорить. В такой ситуации можно ляпнуть то, о чем сто раз пожалеешь - про свою неприязнь к руководству, про план своей блестящей карьеры, про своего прежнего супруга.

Спасает от припадка правило «глубокого вдоха» - прежде чем кидаться в омут разговора, медленно и глубоко вдохни, выдохни, на пять секунд задержи дыхание, набери воздух в легкие и, на выдохе, начинай свою речь.

 

- От смущения. Мы боимся, что с нами окажется скучно и неинтересно, начинаем натужно болтать, заполнять рассказами все паузы в разговоре, наше напряжение передается собеседнику, и он действительно начинает чувствовать себя неловко. Если тебе кажется, что интересно общаться только с теми, кто много говорит, подумай: а не предпочитаешь ли ты сама проводить время с внимательным слушателем?

Подготовь несколько универсальных вопросов, которые удобно задать любому собеседнику и на которые нельзя ответить «да» или «нет». Пользуйся для первых минут разговора этими домашними заготовками, а не своими рассказами, и ваша беседа разольется рекой. И не надо бояться пауз. Паузы в беседе тоже очень важны - они помогают собраться с мыслями, переключиться с одной темы на другую или красиво, никого не прерывая, завершить беседу.

- От долгого молчания. Если женщина не выговорилась за день на работе - ее распирает, хочется все высказать. Зачем? Не столько ради смысла, сколько для освобождения от накопившегося за день напряжения. Каждой из нас надо произнести определенный запас слов. Многим женщинам требуется выдать 20 000 слов, и они будут весь вечер неумеренно болтливы. У мужчины слова несут информацию или выражают мысль. У нас являются сигналами эмоциональной поддержки – «я говорю - ты слышишь, мы рядом, мы - вместе», и обеспечивают связь с окружающими. Женские слова должны быть произнесены, чтобы женщина не испытывала тревоги, растерянности, страха и одиночества.

Приятная новость: все эти слова можно не только сказать, но и написать, поэтому мы так активны в чатах и на форумах. И еще один момент: оказывается, нам не менее ответных слов важны невербальные знаки поддержки - взгляд глаза в глаза, улыбка, прикосновения и объятия. И любой неразговорчивый мужчина способен превратиться в замечательного собеседника для своей подруги, причем ему даже не придется раскрывать для этого рта.

- От огорчения. Огорченные женщины всегда много говорят. Это мужчина при неприятностях умолкает и уползает в свою пещеру или на свой диван - думать и искать решение. А мы пока не выплеснем эмоции, думать не в состоянии.

Чрезмерная разговорчивость обычно немногословной женщины может свидетельствовать о том, что в жизни у нее сложности и ей требуется очень много сочувствия. Если и тебе необходимо поделиться случившимся и переживаниями, рассказывай об этом разным людям: во-первых, твой рассказ никому не надоест, во-вторых, вдруг кто-нибудь да подскажет толковую идею.