• 1.jpg
  • 2.jpg
  • 7.jpg
  • 9.2.jpg
  • 9.jpg
  • 10.jpg
  • 11.jpg
  • 14.jpg
  • 15.jpg
  • 16.jpg
  • 34.jpg
  • 35.jpg
  • 20131128_230849.jpg
  • _12.jpg

Сама себя удивила. Отчет за год личностной работы в группе.

 

ноябрь 2011

Самое бросающееся в глаза мне - это пропажа застенчивости со стеснительностью, даже и не думаю их искать. В стотыщ раз спокойнее, терпимее отношусь к своему образу, транслируемому в общество. Мне перестало быть стыдно, стеснительно, смутительно показаться дурочкой. Оказалось не так часто воспринимают дурочкой (в болшей степени озабоченность собственным образом интересует собеседника) и, когда я знаю что, для чего и зачем мне надо - нет вопросов- беру и спрашиваю, беру и делаю.
С удивлением обнаружила, что эмоции совсем не нужно контролировать до такой степени, как я это делала, тем более запрещать их себе, отрицать их наличие. Не убийственны они и не используемы мне во вред. Оказалось не страшно иногда быть агрессивной, не страшно злиться и показывать это, не страшно хохотать в голос и невпопад. Гораздо лучше слышу свои желания, ибо таки стала уважать свои эмоции, как индикатор своего состояния.
Бесспорно, лучше к себе отношусь. Могу говорить о себе, заявлять о своих желаниях, не стесняться наличия хотелок. Лучше чувствую себя в людях и людей в смысле коммуникации. Наконец вспомнила, что не обидчива, и этот год дал понять, что не надо брать на себя не свои роли. Обидами, надутыми губками хотела вызвать чувство вины, в роль вжилась, результата не добилась, зато «постаралась», себя извела попытками сыграть по-достовернее. Недавно оглянулась: «Ешки-макарешки, чей-то я делаю?», есть дела и мысли поинтересней. И да, они есть.
Снова влюбилась в работу. Та же застенчивая, припасенная для себя тихая радость, что была в первый год возвернулась.
Не боюсь упадков, как раньше. Не задаюсь вопросом - выдержу ли. Знаю, что он несет с собой, знаю, что упадок консервирует мою душу для отдыха, для будущего рывка, чтобы не дергать бесконечно разум вопросами вхолостую. Есть вера в будущее, в себя в настоящем и в будущем. Я знаю, что в один день мне станет мало, мне нужно будет дело, мне нужно будет делать. И я делаю, я иду.
Самое ж основное- дело ж обрела. И какое! Писательское дело. Глаза горят, лапки чешутся, «пропеллер» заходится радостным выхлопом. Писательство для меня оказалось всеобъемлющим, абсолютом во плоти мысли, оказалось, оно вмещает в себя бездну знаний, пониманий, кучу интересностей и возможность бесконечных перемен, что для меня- глоток свежего воздуха. Похоже, мне открывается загадка любви к себе.
Пару дней назад, глядя в то же самое окно, что и 5, 10, 15 лет назад, смотря сквозь тот же унылый, угнетающий, знакомый пейзаж с балкона маминой квартиры. Меня вдруг осенило: нет той боли, что 5, 10, 15 лет назад, нет надрыва, нет муки и тревоги, нет такого огромного чувства вины, небытие больше не прельщает, нет беспросветной, непрекращающейся тоски, слезы, застрявшие у горла, больше не душат. И я четко поняла, что пытаюсь, по старой привычке, теперь уже искусственно создавать и поддерживать накал страданий и терзаний. Почему искусственно? Потому что у меня все стало хорошо. И я это только что заметила. Даже не «стало» хорошо, а я выстрадала, выползла, не останавливалась (ну передышки былиJ), искала, билась о стенку, тыкалась в темноте в тупики, ревела, захлебывалась, разворачивалась, возвращалась и искала, искала, и искала. Я нашла, наощупь и включила свет, и перестала реветь. Нашла, естественно себя, «сырую» и удивленную. И поняла, что теперь работы еще больше и от этого тушка колосится энтузиазмом и воодушевлением, потираю ладошки в предвкушении. Чувствую себя единым целым, не половинкой, а целым румяным пирожочком, не говорю об этом, как раньше, а чувствую.
И я иду. И любой может со мной!



Н.Е.